nikitamur: (Default)
Прочитал про состояние наших шахт. Если точнее, то это расследование взрыва на шахте «Ульяновская» 19 марта 2007 Автор, горный инженер, (проработал на шахтах 43 года), подробно рассказывает о ситуации в угольной отрасли, и, мне кажется, что этот анализ можно применить к любым, шахтам, а не только к "Ульяновской".


 


Попробую для тех, кому не хочется читать 25 страниц, сделать резюме основных моментов, характерных для всей отрасли.
Итак, основное, что удержалось у меня в голове:
1. В шахтах постоянно возникают взрывоопасные ситуации.
2. Эти ситуации легко отслеживаются приборами. Причем приборы эти не требуют никаких высоких технологий.
3. Наши шахтеры получают копеечные оклады , а основная зарплата у них идет от количества выработки.
4. Как следствие пунктов 1 и 3, шахтеры сами искажают показания приборов, чтобы те не останавливали работу шахты.
Еще, как пункт(5) можно добавить, что приборы (датчики уровня метана, например,) легко вывести из строя и никто никогда не найдет в каком укромном уголке шахты, человек поставил диод между двумя проводами, да еще и замазал его грязью.

Безусловно, шахтеры не самоубийцы и не хотят взрывов в шахте, но у них такая ситуация, что приходится делать выбор между риском взрыва (достаточно высоким, но все же ...)  или необходимостью медленно выживать (а скорее умира) себя и своей семьи.

Так в чем же проблема, скажите вы (что и говорит автор) – повысьте шахтерам  оклад, не учитывайте выработку, и всё будет хорошо. Методики против взрывов есть, в США, например, погибает шахтеров в 67 миллионов раз (sic!) меньше (на добытую тонну угля), а выработка устроена практически так же.

Действительно, у нас шахтеры  как рабы – не сделал необходимую норму – помирай с голода.

Всё вышесказанное, конечно, с точки зрения шахтеров. Да и я с этим, по большей части, согласен.

Теперь посмотрим с другой стороны.
Г-н Алексашенко, несмотря на то, что считает себя недостаточно разбирающимся в теме, говорит: <...>«можно ли повысить постоянную составляющую. Нет вопросов. Можно. Только работать перестают. Первый эффект от того, что вы сдельщину заменяете повременной зарплатой, это то, что заставить работать невозможно.»

К сожалению так и осталась непонятным почему, «работать перестают».

А мне интересно: Австралийские или Американские шахтеры продолжают работать, хотя могли бы лежать себе, поплевывать в потолок и получать огромную (по нашим меркам) зарплату, зачем?

Наверное, пришло мне в голову, если такой шахтер ляжет, и будет лежать, ему не только зарплаты не выплатят, но и уволят на второй минуте лежания. А если нашему шахтеру повысить оклад, то по нашему же Трудовому Кодексу, он сможет не только лежать, но и, сидя, например, на больничном, получать почти полную зарплату.
А ежели, паче чаяния, захотят его уволить, то придется «рабовладельцу» выплатить, по меньшей мере, два оклада. Вот никто и не повышает этих окладов, пока такой закон.

Я сам рад такому закону и знаю, что меня тоже уволить непросто, но в то же время, я понимаю, что пока существует такая законодательная ситуация, ничего в наших шахтах не поменяется. Также будут обходить все возможные системы защиты, а взрывы продолжаться.

Скорее всего, закон необходимо, если не переписать, то, по крайней мере, более подробно разработать. Чтобы не было перекоса ни в одну из сторон (ни работодателя, ни работника).

Т.е. всё, что пишет Борис Синюков (горный инженер) – правильно Только проблема не в людях, подчеркиваю, а в нашей ситуации. Да и то, что говорит Алексашенко (что не будут работать), тоже верно. Правы оба. Проблема кроется, как я считаю, в Трудовом законодательстве. Чтобы работодатель полноценно оплачивал шахтерам их работу и, в то же время, мог их за пять минут выгнать, если увидит, что они бездельничают. Это, безусловно, непростая законодательная работа и при нашей сегодняшней Думе она невозможна. Ведь это не просто сел и написал. Надо учесть интересы всех сторон. И, чтобы не было неоправданных увольнений (кстати, такое изменение законодательства, скорее всего стимулирует создание действенных профсоюзов, которым сегодня, по большому счету, и делать нечего) и, чтобы не было того самого «лежания» в забое в ожидании зарплаты.

Кстати, сейчас только пришло в голову, что такая ситуация сразу повысит привлекательность и уважение к профессии шахтера. Сначала все пойдут в шахтеры за легким заработком («лежать в забое»), а потом, после увольнения 90% новых работников, останутся только те, кто умеет и безопасно работать и добывать уголь.
nikitamur: (Default)
Прочитал про состояние наших шахт. Если точнее, то это расследование взрыва на шахте «Ульяновская» 19 марта 2007 Автор, горный инженер, (проработал на шахтах 43 года), подробно рассказывает о ситуации в угольной отрасли, и, мне кажется, что этот анализ можно применить к любым, шахтам, а не только к "Ульяновской".


 


Попробую для тех, кому не хочется читать 25 страниц, сделать резюме основных моментов, характерных для всей отрасли.
Итак, основное, что удержалось у меня в голове:
1. В шахтах постоянно возникают взрывоопасные ситуации.
2. Эти ситуации легко отслеживаются приборами. Причем приборы эти не требуют никаких высоких технологий.
3. Наши шахтеры получают копеечные оклады , а основная зарплата у них идет от количества выработки.
4. Как следствие пунктов 1 и 3, шахтеры сами искажают показания приборов, чтобы те не останавливали работу шахты.
Еще, как пункт(5) можно добавить, что приборы (датчики уровня метана, например,) легко вывести из строя и никто никогда не найдет в каком укромном уголке шахты, человек поставил диод между двумя проводами, да еще и замазал его грязью.

Безусловно, шахтеры не самоубийцы и не хотят взрывов в шахте, но у них такая ситуация, что приходится делать выбор между риском взрыва (достаточно высоким, но все же ...)  или необходимостью медленно выживать (а скорее умира) себя и своей семьи.

Так в чем же проблема, скажите вы (что и говорит автор) – повысьте шахтерам  оклад, не учитывайте выработку, и всё будет хорошо. Методики против взрывов есть, в США, например, погибает шахтеров в 67 миллионов раз (sic!) меньше (на добытую тонну угля), а выработка устроена практически так же.

Действительно, у нас шахтеры  как рабы – не сделал необходимую норму – помирай с голода.

Всё вышесказанное, конечно, с точки зрения шахтеров. Да и я с этим, по большей части, согласен.

Теперь посмотрим с другой стороны.
Г-н Алексашенко, несмотря на то, что считает себя недостаточно разбирающимся в теме, говорит: <...>«можно ли повысить постоянную составляющую. Нет вопросов. Можно. Только работать перестают. Первый эффект от того, что вы сдельщину заменяете повременной зарплатой, это то, что заставить работать невозможно.»

К сожалению так и осталась непонятным почему, «работать перестают».

А мне интересно: Австралийские или Американские шахтеры продолжают работать, хотя могли бы лежать себе, поплевывать в потолок и получать огромную (по нашим меркам) зарплату, зачем?

Наверное, пришло мне в голову, если такой шахтер ляжет, и будет лежать, ему не только зарплаты не выплатят, но и уволят на второй минуте лежания. А если нашему шахтеру повысить оклад, то по нашему же Трудовому Кодексу, он сможет не только лежать, но и, сидя, например, на больничном, получать почти полную зарплату.
А ежели, паче чаяния, захотят его уволить, то придется «рабовладельцу» выплатить, по меньшей мере, два оклада. Вот никто и не повышает этих окладов, пока такой закон.

Я сам рад такому закону и знаю, что меня тоже уволить непросто, но в то же время, я понимаю, что пока существует такая законодательная ситуация, ничего в наших шахтах не поменяется. Также будут обходить все возможные системы защиты, а взрывы продолжаться.

Скорее всего, закон необходимо, если не переписать, то, по крайней мере, более подробно разработать. Чтобы не было перекоса ни в одну из сторон (ни работодателя, ни работника).

Т.е. всё, что пишет Борис Синюков (горный инженер) – правильно Только проблема не в людях, подчеркиваю, а в нашей ситуации. Да и то, что говорит Алексашенко (что не будут работать), тоже верно. Правы оба. Проблема кроется, как я считаю, в Трудовом законодательстве. Чтобы работодатель полноценно оплачивал шахтерам их работу и, в то же время, мог их за пять минут выгнать, если увидит, что они бездельничают. Это, безусловно, непростая законодательная работа и при нашей сегодняшней Думе она невозможна. Ведь это не просто сел и написал. Надо учесть интересы всех сторон. И, чтобы не было неоправданных увольнений (кстати, такое изменение законодательства, скорее всего стимулирует создание действенных профсоюзов, которым сегодня, по большому счету, и делать нечего) и, чтобы не было того самого «лежания» в забое в ожидании зарплаты.

Кстати, сейчас только пришло в голову, что такая ситуация сразу повысит привлекательность и уважение к профессии шахтера. Сначала все пойдут в шахтеры за легким заработком («лежать в забое»), а потом, после увольнения 90% новых работников, останутся только те, кто умеет и безопасно работать и добывать уголь.
nikitamur: (Default)
Писал две недели назад о том, как меня удивляют экономисты, что остаются в рамках исключительно экономики и никак не затрагивают аспект политики и влияния нашей политической системы (точнее, ее отсутствия) на экономику. Из их рассуждений возникало такое ощущение, что политические решения и события (выборы, митинги, суд над Ходорковским и т.п.) никак не влияют на экономику, а влияют только решения экономические (выделить ХХХ млрд. Автовазу и т.п.). Получалось, что политика никак на экономику не влияет, что для меня – нонсенс.
(Написал и, в тот же день, прочитал пост Подрабинека, который, полемизируя с Делягиным, говорит примерно, как мне показалось, о том же. О том, что система нежизнеспособна и никакие экономические манипуляции ей не помогут без изменения системы.)
Однако оказалось, что трагедии («Невский экспресс» и пожар в Перми, а до этого - СШГЭС), случившиеся за последние дни, подчеркнули неработоспособность системы и заставили задуматься экономистов над тем, что что-то не так у нас с системой, а не просто законы, или исполнители плохие.

Видение экономистов меняется – НАШ кризис обусловлен в первую очередь политической структурой, а не чисто экономическими причинами. Следовательно, менять надо систему, а не пытаться изменить какие-то ее части. Это я услышал в двух передачах: Сергей Алексашенко в «Большом Дозоре» (очень советую прочитать – прочищает мозги, освобождает от ненужной, по крайней мере, в нашем случае, зацикленности на «чистой» экономике) и Олег Сысуев в «Кредите доверия» («Я убежден, что эту модернизацию надо начинать с реформы общественных институтов. И без этого ничего не произойдет.»).


В конце 80-х именно это понимание элит (скорее всего, лично Горбачева) и привело к перестройке, сначала на словах, а потом, на деле. Не было бы этого понимания, было бы много крови. ИМХО

Чуть больше года назад экономисты с трудом доносили до руководства, а точнее, до "нашего всего" и его дублера, что нас кризис тоже коснулся и неслабо коснулся. Вспомните, о запрете этого, крамольного, слова "кризис" на ТВ. С трудом, но до них дошло. Слово "кризис" теперь по десять раз на абзац встречаешь. Понадобился год, уже для экономистов, чтобы они поняли (или, скорее, посмели сказать, понимать, я думаю, они всегда понимали), что пока мы не начнем менять систему, превращать ее из авторитарной в более демократическую (всеми нелюбимое, не знаю уж почему, слово, но иначе не скажешь), никаких позитивных изменений в экономике мы не получим. Дело осталось за "малым" - донести это до нашего президента (в то, что это можно донести до премьера, я не верю, уж больно медные трубы ему затмили мозги). Причем донести в такой форме, чтобы было понятно: или мы меняем систему, или всё, трындец, завтра России не будет. Т.е., возможно она и останется, формально, но приблизиться по уровню жизни к Северной Корее. Со всеми сопутствующими радостями – расстрелы, голод, лагеря… А, возможно, и гражданская война.

Месяц назад, я, прочитав страшные статьи о скором ужасе в России, написал по этому поводу пост, в котором упомянул губернатора Пермского края Олега Чиркунова и процитировал его слова, где он говорит, что в Пермском крае откатов при строительстве дорог нет. Там же я задавался вопросом, верит ли он в это или сознательно обманывает пользователей ЖЖ. Ответа на этот вопрос до сих пор нет. Если предположить, что он в это верит, то последние страшные события должны были его в этом переубедить. Не дай Бог, чтобы каждого руководителя, чтобы объяснить ему, что у него в системе что-то плохо работает (а точнее, система никуда не годна), надо устроить такой же ужас, какой случился в Перми.
И что же должно произойти и сколько людей погибнуть, чтобы президент понял, что без радикальных изменений системы нам ничего не светит?
Я очень надеюсь на экономистов, что они смогут достучаться до самого верха и заставить там что-то начать менять. Это выглядит как "перестройка" сверху, в которую никто, как мне кажется, в либеральных кругах не верит (да и я особенно не верю), но все другие сценарии мне кажутся намного страшнее. А потом, кто верил в 85-м году в перестройку сверху? Думаю – никто.


UPD Поздравляю всех с Днем Конституции!!! :-)
nikitamur: (Default)
Писал две недели назад о том, как меня удивляют экономисты, что остаются в рамках исключительно экономики и никак не затрагивают аспект политики и влияния нашей политической системы (точнее, ее отсутствия) на экономику. Из их рассуждений возникало такое ощущение, что политические решения и события (выборы, митинги, суд над Ходорковским и т.п.) никак не влияют на экономику, а влияют только решения экономические (выделить ХХХ млрд. Автовазу и т.п.). Получалось, что политика никак на экономику не влияет, что для меня – нонсенс.
(Написал и, в тот же день, прочитал пост Подрабинека, который, полемизируя с Делягиным, говорит примерно, как мне показалось, о том же. О том, что система нежизнеспособна и никакие экономические манипуляции ей не помогут без изменения системы.)
Однако оказалось, что трагедии («Невский экспресс» и пожар в Перми, а до этого - СШГЭС), случившиеся за последние дни, подчеркнули неработоспособность системы и заставили задуматься экономистов над тем, что что-то не так у нас с системой, а не просто законы, или исполнители плохие.

Видение экономистов меняется – НАШ кризис обусловлен в первую очередь политической структурой, а не чисто экономическими причинами. Следовательно, менять надо систему, а не пытаться изменить какие-то ее части. Это я услышал в двух передачах: Сергей Алексашенко в «Большом Дозоре» (очень советую прочитать – прочищает мозги, освобождает от ненужной, по крайней мере, в нашем случае, зацикленности на «чистой» экономике) и Олег Сысуев в «Кредите доверия» («Я убежден, что эту модернизацию надо начинать с реформы общественных институтов. И без этого ничего не произойдет.»).


В конце 80-х именно это понимание элит (скорее всего, лично Горбачева) и привело к перестройке, сначала на словах, а потом, на деле. Не было бы этого понимания, было бы много крови. ИМХО

Чуть больше года назад экономисты с трудом доносили до руководства, а точнее, до "нашего всего" и его дублера, что нас кризис тоже коснулся и неслабо коснулся. Вспомните, о запрете этого, крамольного, слова "кризис" на ТВ. С трудом, но до них дошло. Слово "кризис" теперь по десять раз на абзац встречаешь. Понадобился год, уже для экономистов, чтобы они поняли (или, скорее, посмели сказать, понимать, я думаю, они всегда понимали), что пока мы не начнем менять систему, превращать ее из авторитарной в более демократическую (всеми нелюбимое, не знаю уж почему, слово, но иначе не скажешь), никаких позитивных изменений в экономике мы не получим. Дело осталось за "малым" - донести это до нашего президента (в то, что это можно донести до премьера, я не верю, уж больно медные трубы ему затмили мозги). Причем донести в такой форме, чтобы было понятно: или мы меняем систему, или всё, трындец, завтра России не будет. Т.е., возможно она и останется, формально, но приблизиться по уровню жизни к Северной Корее. Со всеми сопутствующими радостями – расстрелы, голод, лагеря… А, возможно, и гражданская война.

Месяц назад, я, прочитав страшные статьи о скором ужасе в России, написал по этому поводу пост, в котором упомянул губернатора Пермского края Олега Чиркунова и процитировал его слова, где он говорит, что в Пермском крае откатов при строительстве дорог нет. Там же я задавался вопросом, верит ли он в это или сознательно обманывает пользователей ЖЖ. Ответа на этот вопрос до сих пор нет. Если предположить, что он в это верит, то последние страшные события должны были его в этом переубедить. Не дай Бог, чтобы каждого руководителя, чтобы объяснить ему, что у него в системе что-то плохо работает (а точнее, система никуда не годна), надо устроить такой же ужас, какой случился в Перми.
И что же должно произойти и сколько людей погибнуть, чтобы президент понял, что без радикальных изменений системы нам ничего не светит?
Я очень надеюсь на экономистов, что они смогут достучаться до самого верха и заставить там что-то начать менять. Это выглядит как "перестройка" сверху, в которую никто, как мне кажется, в либеральных кругах не верит (да и я особенно не верю), но все другие сценарии мне кажутся намного страшнее. А потом, кто верил в 85-м году в перестройку сверху? Думаю – никто.


UPD Поздравляю всех с Днем Конституции!!! :-)

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
121314 15161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 10:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios